Array
(
    [0] => Array
        (
        )

)

Онлайн-школа
иностранных языков

Array
(
    [0] => Array
        (
        )

)


Array
(
    [0] => Array
        (
        )

)

Иностранные языки удаленно по Skype

Интересное о французском, или «Спасибо! – Это я!»

 В ответ на ваше «спасибо» (Merci) вы можете услышать от французов как вполне понятные «Не за что» (De rien, Il n’y a pas de quoi) и «С удовольствием» (Avec plaisir), так и самые невероятные ответы типа «Это я» (C’est moi). Последний восходит к фразе «Это я говорю спасибо» (C’est moi qui vous remercie), но в таком редуцированном виде она, очевидно, будет выглядеть странной для тех, кто не знает о ее происхождении.

Ответить на вопрос, где вы живете, тоже можно несколькими способами. J’habite à Moscou – фраза наиболее понятная с грамматической точки зрения: «Я живу в Москве». Вот тебе глагол (habite), а вот предлог (à), которым этот глагол, выражаясь сухим лингвистическим языком, управляет. Однако вы так же часто можете услышать J’habite Moscou – фразу без предлога, просто потому, что глагол habiter одновременно и непереходный, и переходный, то есть иногда он может управлять существительным без предлога (дословно «Я живу Москву», хотя конечно, никакой дословный перевод не имеет отношения к реально выражаемому смыслу). Но и это еще не все. Современный француз может спросить вас: Où habites-tu? Toujours sur Moscou? И здесь логика отступает перед необузданной силой живого языка, где предлог sur имеет пространственное значение «на»: «Где ты живешь? Все еще на Москве?» Такое употребление характерно для разговорной речи и часто говорит о проживании не обязательно в самой Москве, но, возможно, где-то в ближайшем Подмосковье. То есть то, что по-русски выражается противоположным предлогом: жить под Москвой…

Пара забавных фактов о французских числительных. Знаете ли вы, что у французов после шестидесяти девяти следует число… шестьдесят десять! Soixante-neuf, soixante-dix. Счет прямо как из детства, в котором мы исхитрялись пользоваться не десятеричной, а какой-то более громоздкой системой, а скучные взрослые одергивали нас и говорили: так считать нельзя. Просто рядом не оказалось тетушки из Парижа. Уж она бы позволила нам досчитать до шестидесяти девятнадцати (так французы называют число семьдесят девять). Зато дальше… Дальше тетушке пришлось бы учить с нами таблицу умножения, чтобы мы навсегда усвоили, что восемьдесят – это «четыре, помноженное на двадцать». Дело в том, что латынь знала восемьдесят как «восемь-десять», и все «приличные» романские языки переняли у нее эту модель образования числительных. Даже в швейцарском французском и в некоторых диалектах самой Франции есть числительное huitante. В его начале стоит уверенное huit – современное французское восемь. То естьhuitante – это не что иное как восемьдесят. Но в государственном французском языке такого слова нет, там волею случая закрепилась совсем не латинская, а кельтская модель, где восемьдесят – это четыре, помноженное на двадцать. То есть quatre-vingt.

 

Материал подготовил преподаватель французского языка Наталья

Хотите подтянуть свой давно забытый французский? Или, наконец, начать его изучать? Запишитесь на бесплатный пробный урок французского языка онлайн и откройте себе двери в новый мир!

Вы также можете прочитать отзывы об уроках с Натальей